О свободе из застенков

Одной из ярких тем в произведении А.И. Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ», является многовековая проблема свободы выбора. В данном случае она тесно переплетается с больной зависимостью человека от власти и отсутствием нравственного самосознания.

«Власть – это яд… Да не приобрел бы никто и никогда материальной власти над другими! Но для человека с верою в нечто высшее над всеми нами, и потому с сознанием своей ограниченности, власть ещё не смертельна. Для людей без верхней сферы власть – это трупный яд. Им от этого заражения – нет спасения», – пишет автор произведения «Архипелаг ГУЛАГ».

Недаром говорят, что власть портит человека. Какая бы она не была, пусть даже на уровне взаимоотношения с товарищами, власть становится для человека действительной проверкой на «вшивость».

И тут же некоторые воскликнут: «Проверка на вшивость? Да перед кем?» Действительно, перед чем или кем нам робеть? Чего нам стесняться, если дана нам власть? Ведь еще в далеком прошлом, когда по сценарию советского союза должны были сыграть свою трагикомедию многие другие государства для того, чтобы политологи определили СССР стандартом жизни «мыльных пузырей», античным философом Протагором было сказано: «Человек – мера всех вещей». Только подумать: Я делаю то, что Я считаю нужным…

Из литературы всем хорошо известны нравственные устои советского союза. Там не было взаимопонимания между «верхним» и «нижним» (а в те времена такие «термины» могли привести к физическому удалению из шеренги живых) слоями населения, не говоря уже о любви. Если в одном случае свобода волеизъявления была неограниченной (например, у работников НКВД), то в другом случае (если ты «простой смертный») твоя свобода ставилась в очень жесткие рамки. Но очень часто, это длилось до того момента, пока к виску не приставляли холодное до судорог в конечностях дуло «маузера».

Солженицын очень четко улавливает механизм нравственного растления личности, наделенной свободой выбора между добром и злом: «По роду деятельности и по сделанному жизненному выбору лишенные верхней сферы человеческого бытия, служители Голубого Заведения (НКВД – Прим. ред.) с тем большей полнотой и жадностью жили в сфере нижней. А там владели ими и направляли их сильнейшие (кроме голода и пола) инстинкты нижней сферы: инстинкт власти и инстинкт наживы. (Особенно – власти. В наши десятилетия она оказалась важнее денег)».

Но что это за сдерживающая сила, как пишет автор – «верхняя сфера», «вера в нечто высшее над всеми нами», которой нет у «служителей Голубого Заведения»? Точного ответа на вопрос что имел в виду автор, теперь никто дать не сможет, и у самого автора спросить не получится. Скорее всего, речь идет о нравственном законе, или совести, вложенном в нас Богом. Это тот самый внутренний индикатор, который срабатывает при входе пожилого человека в переполненный людьми вагон поезда метро, когда ты– молодой и здоровый–сидишь. Или же все-таки не срабатывает, когда тыв данной ситуации просто едешь с закрытыми глазами, и не интересуешься положением окружающих тебя людей.

Но почему этот сигнал не всегда срабатывает, а у некоторых людей отсутствует напрочь? Ответ прост, но не привлекателен: человек заглушает его, и чем больше он идет на компромисс с совестью, тем меньше совесть тревожит его в будущем. Чем меньше гуманных поступков, тем больше отдаление от нравственных норм. Человек – не машина, но важная для жизни составляющая – совесть, может просто выйти из строя, и поломка эта может остаться незамеченной хозяином.

Яркий пример того, как ведет себя совесть, мы можем найти у апостола и евангелиста Иоанна Богослова: однажды книжники и фарисеи привели к Спасителю женщину, взятую в прелюбодеянии. По ветхозаветным законам её должны были забросать камнями, но желая искусить Господа, они решили уточнить, как поступить. В ответ они получили: «Кто из вас без греха, первый брось на нее камень» (Ин 8:7). Но услышав это и «будучи обличаемы совестью, стали уходить один за другим» (Ин 8:9).

Итак, делая некоторые выводы, можно сказать, что свобода выбора у человека с незамутненным сознанием сопряжена с деятельностью внутреннего нравственного закона – совестью, которая всячески старается увести нас с неправильного пути. К сожалению, бесперебойная работа совести, быстрое её реагирование при вопросе выбора, не всегда обеспечивает нам безбедное и беззаботное существование во временной жизни, но наоборот, в некоторых исторических ситуациях, мешает набивать желудок досыта.

От последней выведенной дилеммы не стоит приходить в отчаяние и начинать жить, как говорится, «без царя в голове». Всех, живущих по совести, ждут в Вечности, в Небесном Отечестве. Всё Евангелие пестрит этой мыслью: проживи достойно на земле, и тебя примут на Небе. Не следует об этом забывать, но вдохновляться этой мыслью. Ну а тем, для кого Евангелие является лишь пройденной главой на предмете научного атеизма или, банально, не авторитетом, хочется сказать словами героя-миротворца отечественной мультипликации – кота Леопольда, но чуть перефразировав: «Ребята, давайте жить… по совести…»

Антон Молоток,

магистрант I курса Церковно-практического отделения Санкт-Петербургской духовной академии.

Журнал «НЕвский БОгослов» №11



© НЕБО 2014-2016. Все права защищены. При копировании материалов ссылка на сайт http://nebo-journal.com/ обязательна.