Священники межзаветной эпохи

Священники межзаветной эпохи

Завоевания Александра Великого (356-323 гг. до Р.Х.) изменили политическую и культурную жизнь Ближнего Востока. Эти перемены были вызваны введением и распространением греческой культуры на завоеванных территориях. Уже древними авторами военные кампании Александра Великого рассматривались как перекрестные события мировой истории (см. 1 Макк 1:1-4). Палестинские иудеи были рассеяны по всей территории греческой империи, на которой они образовали различные диаспоры. Со времени указа персидского царя Кира (536 г. до Р.Х.), согласно которому иудеи освобождались от вавилонского ига, до разрушения второго Иерусалимского храма (70 г. по Р.Х.) независимое иудейское государство просуществовало приблизительно 90 лет (152 – 63 гг. до Р.Х.). Это означает, что на протяжении большого количества времени иудеи имели только представление о своей национальной независимости. Религиозные, а не политические интересы были для них наиболее важными. Иудеи взяли оружие во время Маккавейского восстания (165 г. до Р.Х.) не для того, чтобы восстановить иудейскую монархию, но для того, чтобы очистить Иерусалимский храм от мерзости идолопоклонства и возобновить в своем отечестве почитание древних иудейских законов. Вследствие этого первосвященники, священники и левиты, служители Иерусалимского храма, занимали особое положение в обществе иудеев этого периода. Они были лидерами не только духовными, но и политическими.

Иудейские священники, как это было и в соседних государствах, составляли в обществе особую «касту». Они все принадлежали к колену Левиину и могли совершать богослужения в Иерусалимском храме. Со времени царей Давида и Соломона в храме служили в основном потомки Садока, того самого, который помазал на царство Соломона и не поддержал заговор Адонии и священника Авиафара против царя Давида (3 Цар 1:7-8, 32-36). Царь Соломон сместил с первосвященства Авиафара и поставил вместо него Садока. После вавилонского плена потомки Садока и Авиафара поочередно совершали священнические богослужения в Иерусалимском храме: 16 черед отводилось для потомков первого и 8 для потомков второго. Таким образом, первосвященник должен был принадлежать к потомкам Садока. Что же касается священников, они являлись потомками и Садока, и Авиафара. Все прочие из колена Левиина были левитами, помощниками священников. Такое распределение просуществовало до 172 г. до Р.Х., когда первосвященником стал Менелай из семьи Вилги. Он был ревностным сторонником эллинизации. Менелая впоследствии сменил Алким, который умер в тяжких мучениях за то, что разрушил в Иерусалимском храме стену, отделявшую язычников от верных (см. 1 Макк 9:54-56). После смерти Алкима первосвященнический престол пустовал несколько лет. В 152 г. до Р.Х. Ионафан восшел на царский престол. От сирийского правителя Александра Баласа он получил письмо, в котором излагалось признание не только царского достоинства Ионафана, но и первосвященнического: «Царь Александр посылает привет брату Ионафану <…>. Мы сейчас же назначаем тебя иудейским первосвященником и принимаем тебя в число наших друзей» (Иудейские Древности XIII, 2,2). Таким образом, первосвященническое служение перешло к Хасмонеям, инициаторам иудейского восстания 165 г. до Р.Х. Они совмещали царское правление с первосвященническим служением, несмотря на то, что принадлежали к потомкам Авиафара, а не Садока.

Библейские тексты подчеркивают значимость священников для всего иудейского богоизбранного народа, поскольку именно они являлись посредниками между небом и землей, хранителями преданий старцев. Вследствие этого Иосиф Флавий отмечает, что у иудеев «причастность к священству есть признак знатного рода» (Автобиография I, 1). До разрушения Иерусалимского храма в 70 г. по Р.Х. первосвященник официально представлял израильский народ перед чужеземными монархами. Он носил в праздничные дни величественные одежды, которые указывали на его «вечное священство» (Мас. Назир 7,1). Полное облачение первосвященника, состоявшее из восьми частей, наряду с различными приношениями, имело способность искупать грехи людей. Хитон первосвященника (евр. «кутонет») искупал кровопролитие. Нижнее платье (евр. «михнасаим») очищало неверность, что следует из книги Исход 28:42, где дается повеление прикрывать наготу плоти нижним платьем. Шапка (евр. «мигбаат») искупала проявления гордыни. Пояс первосвященника (евр. «авнет») очищал от блудных желаний. Квадратная пластина на груди (евр. «хошен») искупала грех тех, кто судил ошибочно. Эфод, имевший форму фартука, очищал от идолопоклонства. Верхняя одежда голубого цвета (евр. «мэиль») искупала злословие, потому что прикрепленные к ризе колокольчики заглушали злое звучание. Золотая табличка на лбу первосвященника (евр. «циц») имела надпись «Святыня Господня» и искупала наглость (см. описание облачения первосвященника в Зевахим 88). Во время праздника «День Очищения» (евр. «Йом Киппур») первосвященник мог единственный раз в году входить во Святая Святых, в место, где Сам Бог разговаривал со Своим служителем, пришедшим просить у Него прощение грехов всего иудейского народа. Среди множества прочих обязанностей первосвященника необходимо упомянуть его обязанность присутствовать или даже председательствовать на собрании Великого синедриона, высшего государственного учреждения и судебного органа иудеев, состоявшего из 71 старца. В эпоху Ирода Великого роль и влияние первосвященника значительно уменьшились. Так, например, полное облачение первосвященника хранилось теперь не в храме и не священниками, а в крепости Антония, располагавшейся неподалеку от Иерусалимского храма. Когда крепостью овладели римляне, это облачение стали выдавать священнослужителям за семь дней до наступления праздника. Первосвященник возвращал облачение обратно на следующий день после праздника (см. Иудейские Древности XVIII, 4,3-4). Точно не известно, с каких пор и почему в иродианскую и римскую эпоху прекратили помазывать на первосвященство, несмотря на то, что это священнодействие предписывалось Торой (Исх 29:7; 30:22-33). В это время посвящение основывалось на так называемой инвеституре, состоявшей в введении в первосвященство и назначении на должности, приличные этому сану. Царь Ирод назначил шесть первосвященников за 34 года своего правления. По замечанию Иосифа Флавия, иудейский правитель не упускал удобного случая для удовлетворения своих похотливых желаний. В Иерусалиме жил некий знатный и уважаемый священник по имени Симон, сын александрийца Воэта. У этого священника была дочь, которая считалась первой красавицей. Ирод, прежде чем вступить в брак с этой девушкой, решил сделать ее отца первосвященником, чтобы царь впоследствии породнился с первосвященнической семьей. Это желание явилось причиной смещения с первосвященства Иисуса, сына Фавита (см. Иудейские Древности XV, 9,3). Таким образом, первосвященник избирался теперь не пожизненно, а согласно воле царя. Это обстоятельство не могло не породить человекоугоднических отношений духовного лидера с действующей властью. Кроме того, первосвященник не мог больше быть в таком контексте духовным лидером для иудейского народа, живущего в Палестине и в других областях Римской империи. Авторитет в значительной мере увеличивался у книжников и мудрецов, представлявших интересы богоизбранного народа в синедрионах и обеспечивавших верное соблюдение предписаний Торы и старцев.

Вторым человеком после первосвященника можно считать начальника священников, который назывался по-еврейски «саган ха-коганим» или по-гречески «стратегос ту иеру». Его обязанности были связаны напрямую с Иерусалимским храмом. На праздничных богослужениях он стоял по правую сторону первосвященника. Был обычай упоминать перед всеми имя действующего начальника священников за неделю до праздника «День Очищения», потому что он должен был заменить первосвященника, если последний по каким-либо причинам пребывал на момент торжества в нечистоте. Помимо своих обязанностей, связанных с сохранением верного богослужения, начальник священников исполнял также обязанность храмового полицейского. Он принимал участие в различных арестах. Так, например, начальник священников арестовал в 30-х гг. по Р.Х. апостолов, проповедовавших в храме (см. Деян 5, 24-26). В 66 г. по Р.Х. Элеазар, начальник священников, решил прекратить приношение в честь римского императора. Решение одного властного человека, таким образом, спровоцировало иудейскую войну с римлянами. В трактате «Йома» говорится, что нельзя стать первосвященником, если ранее не была пройдена степень начальника священников (Йома III, 8). Однако нет сомнения в том, что данное предписание могло и не исполняться во времена Ирода Великого, который по собственному желанию назначал первосвященников.

Какая же роль отводилась простым священникам в Иерусалимском храме? Согласно свидетельству 1 Пар 24:1-19, потомки глав священнических родов распределялись на 24 священнические череды, которые менялись каждую субботу для исполнения священнических обязанностей в Иерусалимском храме на протяжении одной седмицы. Таким образом, священники одной череды служили три раза в году. В Евангелии от Луки написано, что священник Захария принадлежал к Авиевой череде, то есть к восьмой, согласно брошенному жребию (см. Лк 1:5; 1 Пар 24:10). Священники, как и первосвященники, носили шапку, хитон, пояс и нижнее платье. Одетый «не по форме» священник не мог священнодействовать в храме. Ему не надлежало совершать свои священные обязанности в пьяном состоянии, в противном случае «корбан» (приношение) являлся непригодным (см. Зевахим 18). Правильное выполнение ритуала обеспечивало пропитание священника, который жил на подаяние народа. Впрочем, из-за большого количества собратьев, некоторые потомки ветхозаветного патриарха Левия занимались сельским хозяйством вне своих храмовых черед и обязанностей (ср. Неем 13:10). Однако некоторая часть старалась остаться при Иерусалимском храме, чтобы стать помощником начальника священников, храмового казначея или сделать карьеру благодаря активному участию в разбирательствах синедриона. Карьеризм и секуляризация духовенства вызвали ненависть простого народа к священнической верхушке, которая все более и более проявляла толерантность к действующей власти римских оккупантов.

И все же священники межзаветного периода оставались в сознании людей посредниками между небом и землей. Именно им Бог определил служить в храме и молиться за богоизбранный народ. Первосвященник, входя во Святая Святых, приносил жертву от всего народа, чтобы сделать иудеев чистыми и достойными пред Богом (см. Лев 16). Премудрый Сирах, собрав всю мудрость палестинских старцев, советовал всей душой благоговеть перед Господом и уважать священников Его, всею силою любить Творца и не оставлять служителей Его (Сир 7:31,32). Восхищаясь служением первосвященника Симона, он сравнивал его с утренней звездой среди облаков, с луной, полной во днях, с солнцем, сияющим над храмом Всевышнего (Сир 50:6). Если народ и видел грехи духовенства, то при этом надеялся на свое искупление через их посредство. Пришествие Иисуса Христа на землю в контексте межзаветной эпохи не может рассматриваться как случайное. Народ увидел в Нем истинного Мессию, который стал посредником между Богом и людьми. Он – истинный «Первосвященник будущих благ» (Евр 9:11), «Ходатай Нового Завета» (Евр 9:15), который вошел в нерукотворенную скинию, в ту самую, которую некогда видел Моисей на горе Синай, и предстал за всех перед лицом Божиим.

Священник Александр Зиновкин,
кандидат богословия, магистр филологии

Журнал «НЕвский БОгослов» №14



© НЕБО 2014-2016. Все права защищены. При копировании материалов ссылка на сайт http://nebo-journal.com/ обязательна.