Покаяние режиссера

Покаяние режиссера

Однажды, много лет назад один молодой человек посмотрел фильм Андрея Тарковского «Сталкер», и не смог после этого жить так, как жил раньше. В итоге он бросил учебу по специальности «инженер», и стал режиссером. А после того, как он посмотрел «Андрей Рублев» того же мастера, впервые услышав в этом фильме гимн Любви апостола Павла, он тут же побежал в монастырь и купил свою первую Библию. Спустя год этот юноша впервые исповедовался и причастился. Теперь он еще и православный миссионер.

Старец Иоанн Крестьянкин, когда его спросили, кинематограф от Бога или от дьявола, ответил, что «синематограф» — это лишь средство, с помощью которого можно как прославить Господа, так и похулить.

В Санкт-Петербургском Государственном Университете Кино и Телевидения (КиТ) пару лет назад на Светлой седмице зародилось неординарное явления в культурно-религиозной жизни Северной Столицы: Покровский межвузовский киноклуб «Иона» — в КиТе при молодёжно–миссионерском центре «Атриум».

Студенты межвузовской ассоциации духовно-нравственного просвещения «Покров» поставили перед собой цель объединить вокруг кинематографа различных людей: верующих и неверующих, учеников школ, студентов и маститых преподавателей, инженеров, ученых и художников, философов.

На просмотр фильма приглашается известный гость из мира искусства кино: режиссер, актер, профессор. Вместе с ведущим Александром Антонюком, окончившим СПбГУКиТ по специальности «режиссура» и другими студентами университета, мастера разбирают фильм «по косточкам» с профессиональной точки зрения. Разбирается игра актеров, режиссерские и сценарные ходы, операторское мастерство, музыкальное и изобразительное решения фильма. Тем самым встреча приоткрывает для широкой аудитории внутреннюю кухню киновуза и напоминает занятие по мастерству режиссуры. Открытая мастерская.

Но не только мастера имеют возможность высказаться. Гости, пришедшие в киноклуб, активно делятся своими чувствами, эмоциями и мыслями, спровоцированными просмотром — здесь и сейчас. Кинематограф родился не в день первого запуска киноленты, а в день первого общественного просмотра в большом зале. И эта важная объединяющая функция кино и по сей день актуальна, хотя мы все реже смотрим картины в кинозалах. При совместном просмотре в клубе чувствуется удивительная атмосфера, когда не только ты переживаешь фильм, но другие люди в зале, а потом происходит обмен этими переживаниями.

Во втором блоке заседания поднимаются концептуальные вопросы. Почему именно эта тема взята автором для экранизации, где истоки его вдохновения. Очень важно, какой след фильм оставляет в душе, к чему призывает, какие идеи несет.

Студенты Духовной академии помогают осмыслить картину с нравственных позиций. Часто в гостях киноклуба бывают священники. Они помогают понят соотносится ли произведение Божественным Откровением и как можно оценить поступки героев и авторскую позицию с точки зрения Бога.

Недавно на улице Правды в Петербурге любители кинематографа собрались почтить память большого русского режиссера, ушедшего от нас полтора года назад.

Покаяние режиссера Покаяние режиссера

Алексей Балабанов. Сложнейшая фигура отечественного кино. Глядя на его фильмографию, удивляешься жанровой всеядности режиссера — с одной стороны, а смотря каждую картину в отдельности, удивляешься неповторимости авторского стиля — с другой. Культовые боевики «Брат» исторические драмы «Морфий», «Про уродов и людей», мелодрама «Мне не больно», комедия-гротеск «Жмурки», драмы «Груз-200» и «Кочегар». Это кино никого не оставляет равнодушным: кто-то называет Балабанова лучшим русским режиссером, сравнивая с Ларсом Фон Триером, кто-то его не принимает за отсутствие границы в изображении темной стороны нашей жизни.

Гостем киноклуба стал оператор Сергей Астахов, через глаз которого были сняты самые известные кинохиты Алексея Балабанова. Мастер делился воспоминаниями о совместном творчестве, своими взглядами на кинематограф.

В нашем киноклубе для показа была выбрана последняя картина режиссера «Я тоже хочу». Картина-неожиданность. Одни были разочарованы ее бескровностью, другие счастливы, что увидели в ней то, что так долго ждали — притчу-покаяние, как режиссера, так и всего русского народа.

Все балабановские герои, высмотренные в жизни и так талантливо снятые в предыдущих фильмах, собрались в одном джипе для побега из этого унылого мира, в котором хоть и светит солнце, но внутри суета, скука и пресыщение от всевозможных земных удовольствий: популярности, плотской любви, власти, денег… Выпитая бутылка водки не доставляет никакой радости, словно равнодушно выпитая вода, пьется только по привычке. Шут рок-музыкант, разбойник-киллер, блудница-философ и бражник, прихвативший с собой Батю, едут туда, где забирают: либо в вечную смерть, либо в вечное блаженство. Все персонажи ищут счастья. Где-то между Петербургом и Угличем. Но возьмут или не возьмут зависит от того, что на душе у человека. Многим зрителям кажется, что Балабанов откровенно схалтурил этим фильмом, будто в нем ничего толком не происходит. Но это только на первый взгляд. Александр Гордон в «Закрытом показе» пытался всех уверить, в том числе и тяжело болящего на тот момент режиссера, находящегося в студии, что тот создал мир без критерия, где не понятно, почему одних берут к счастью, а других нет. Это невнимательный взгляд. Или взгляд, далекий от христианства. Берут на Небо через колокольню счастья блудницу, покаявшуюся, музыканта, так искренне молящегося в начале фильма, который все возлагает на волю Божию… Вот киллер, ночью расстрелявший очередных «клиентов», а утром пошедший на исповедь и причастие, в страшных муках остается тут. Он не понимает, почему.

Примечателен «Я тоже хочу» еще и тем, что это очень личный фильм Алексея Октябриновича, в котором он впервые снимается сам. Он творец своего мира, и он воплощается в кадре. Берут ли его в Блаженство? Нет. Он говорит: «Я счастья хочу», но он не считает себя достойным, умирает у подножия колокольни. Великое смирение. Балабанов сам признался, что этим фильмом он приносит покаяние за все предыдущие работы, где он убил так много людей.

Несмотря на прошедшие полтора десятка лет интерес к идеологии «Брат» у зрителей не угасает, поэтому большая часть вопросов к гостю касалась съемок этой легендарной картины.

– У всех нас было ощущение, что кино делается ровно про то время, когда мы его снимали, – отметил Сергей Астахов. – Конечно, никаких предположений по поводу будущей «культовости» этой работы тогда и быть не могло.

Не смогли присутствующие оставить без внимания и судьбу съемочной группы Сергея Бодрова-младшего. По мнению гостя – трагедия в Кармадонском ущелье стала не только большой потерей для все российского кинематографа, но и глубокой личной трагедей для самого Алексея Балабанова, который так не смог смириться с одномоментной потерей стольких близких друзей.

– Человеку неравнодушному: актеру, режиссеру или журналисту жить во времена смены шкалы ценностей и так непросто. Тут и обычному гражданину сложно сориентироваться, – подчеркнул Сергей Астахов. – Сейчас меняется отношение к отечественному кинематографу. Если раньше это считалось возвышенным искусством, то сейчас на моих лекциях процентов 70 присутствующих не отрываются от своих смартфонов, а фамилии мэтров советского и российского кино для них, к сожалению, ничего не значат. Однако, я верю, что и среди них есть таланты.

Александр Антонюк, выпускник Санкт-Петербургского Государственного Университета Кино и Телевидения,

режиссёр и ведущий киноклуба «Иона» при КиТ.

Журнал «НЕвский БОгослов» №15



© НЕБО 2014-2016. Все права защищены. При копировании материалов ссылка на сайт http://nebo-journal.com/ обязательна.