Внимая постоянному присутствию Бога

Внимая постоянному присутствию Бога

Один из самых знаменитых богословов современности, доктор теологии, профессор ведущих европейских университетов, владеющий несколькими языками… Скромный монах, проводящий уединенную жизнь отшельника, простой и искренний, даже немного причудливый. «На владыке был обветшалый подрясник, поверх него была накинута бесформенная жилетка. Голову архиерея венчала скуфья… Я бы не смог однозначно ответить, кто старше: я или эта скуфейка…» – так описал его при первой встрече священник Альвиан Тхелидзе, тогда еще студент МДА.

Вместе с тем владыка Афанасий — непримиримый борец за чистоту Православной веры, ревностный защитник чистоты догматического учения Вселенской Православной Церкви, мужественно и бескомпромиссно отстаивающий свою позицию в условиях нашего мира, соскальзывающего на гибельный путь духовно-нравственного и религиозного релятивизма.

Здравствуйте, владыка Афанасий! Мы очень рады еще раз приветствовать Вас в стенах Санкт-Петербургской православной духовной академии и, пользуясь случаем, хотели бы задать Вам несколько вопросов от редакции нашего студенческого журнала, ближайший номер которого посвящен теме священства. Каким, на Ваш взгляд, должен быть настоящий священник в современном мире? Чем он должен руководствоваться в своей жизни в первую очередь?

Прежде всего, должен быть христианином – это уже содержит в себе все необходимое. «Имя Христа тезоименитое народу Твоему». Святой Мефодий Олимпийский говорил, что Церковь рождает христов, все мы становимся христами. Это очень важно – в Таинстве крещения мы становимся помазанниками Духа Святого, а через это – детьми Божиими. Конечно же, нам бывает непросто противостоять вызову современного мира, ежедневно сталкиваясь с различными проблемами и искушениями, но будем жить по слову Господа, сказанному апостолам: «Когда вас поведут на суд, не надо думать о том, что сказать, вам будет это дано». Так вот, если пойдем за Ним и будем жить в Его призвании, то Господь нас просветит, Господь даст то, что необходимо.

Священнику необходимо быть внимательным, очень внимательным. Внимание подчинено воле человека, это и есть проявление воли человека. Знания, средства, обстоятельства – все это второстепенно, прежде всего – внимание. «Познай себя, внемли себе», – призывали древнегреческие философы. Мне один врач рассказывал, что воля может играть огромную роль в выздоровлении человека. Другой доктор, помню, не брался оперировать человека, который не хотел жить, – необходима была его воля к жизни, иначе успеха не могло быть. Не забывайте, что в мире действует Божественная благодать. И когда приходит благодать, все становится   другим. Это – присутствие Божие, и надо просто быть открытым ему, а внимание здесь – один из основных моментов. Потому что Господь стучит и ждет: кто откроет? К тому Он войдет.

Вспомните историю с Лукой и Клеопой. Двое молодых людей были учениками Христа, Он призвал их, и они пошли за ним. Он вселил в них надежду на бесконечные перспективы, и вдруг – Его распинают. Для них это тяжелый удар, в унынии и смятении они не верят тем, кто пошел к Гробу Господню и рассказал им о Воскресении. Апостолы идут по дороге в некое село, и в ином обличье к ним приступает Христос, вопрошая о причине их печали. «Где ты был? – слышит Он в ответ. – Разве Ты не видал, что случилось? Того, Кто говорил, что Он пришел от Бога, убили». Тогда Христос начал им говорить из Писания – от Моисея до пророков. По еврейской традиции Священное Писание разделялось на Тору (Закон) и другие книги, включавшие в себя историю еврейского народа, псалмы и притчи. Спаситель говорит ученикам о том, что Христу надо было пройти через все это. Уже на закате, придя на место, Он намеревается покинуть их, но они просят Его остаться, потому что им стало хорошо. Тогда Господь совершает краткую Литургию: берет хлеб, благословляет и, преломив, подает им. Они причащаются, и тогда Он становится невидимым. Это значит, что Писание, Откровение, Предание – живое, важное, но без Живого Христа оно непричастно реальности. Возвращаясь, апостолы чувствовали, что их сердце горело, когда Он говорил, – оно было открыто Ему. Такое горение сердца – это то, о чем говорил нам отец Иустин.

«Господи, помоги! Господи, верую! Господи, помоги моему неверию! Господи, преподай нам веру!» – Церковь строится на этой эпиклезе, этом призывании. «Приди, Царю Небесный, и вселись в нас; гряди, Господи Иисусе!» – этими словами кончается Откровение. Православная Церковь живет и пребывает в этой эпиклетической[1] позиции. В этом стоянии перед Богом – наша сила. Надо все время жить в этом стоянии, в этой напряженной эсхатологической открытости: «…Чаю воскресения мертвых». Конечно, не надо быть односторонним апокалиптиком, потому что это уже футуризм, это не эсхатология – это фальшь. Мы, как и первые христиане, живем непрестанным обращением, живем в Литургии, призывая Духа Святого: «Приди и вселись в нас!»

Священнику следует всегда находиться в таком настроении. Не быть глухим, не быть слепым. Зачастую мы становимся закрытыми для Бога. Одна студентка-гречанка исповедовалась отцу Иустину – говорила об общих проблемах, а не о конкретных грехах (я был в качестве переводчика; отец Иустин, конечно, знал греческий, но это был новогреческий). И вот, когда она ему все рассказала, я подумал: «Что же на это он сможет ответить?» А он просто сказал: «Дорогая, а где Вы оставили место Богу? Надо оставить место Богу». И вдруг она поняла, что ничего больше и не нужно. Надо дать место Богу в своем сердце.

В наше время жизненно необходимо всегда оставлять место Богу, оставлять себя открытым. Но быть открытым – не значит стремиться понять и узнать все. Это не только невозможно, но и крайне неполезно. Европейская цивилизация – своего рода тоталитаризм разума. Все надо понять! Все надо осознать! Профессор Виктор Тростников говорит о том, что тенденция познать все – это тенденция владеть всем. Соответственно, настойчивое желание и стремление познать человека до конца – это стремление и желание до конца им обладать, а такая тенденция – демоническая. Знание стремится подчинить себе все, но жизнь шире познания. Что ребенок познает в современном мире? Сейчас есть тенденция вводить в школах (в таком-то возрасте!) сексуальное воспитание, но что дети могут понять из этого? Это нездоровая тенденция. Школа – всегда претенциозна, а через воспитание можно принудить человека делать что-либо или поступать каким-то определенным образом. В глубоком смысле человек должен быть открытым и не претенциозным.

Сегодня многие уверены, что тот, кто владеет информацией, владеет ситуацией. Но это слишком поверхностно и односторонне. Психология уходит в прошлое, в ней нет будущего. «Приступи человек и сердце глубоко», – говорит псалом. Один священник был такой молитвенник, что своей молитвой решал многие семейные и жизненные проблемы – и свои, и прихожан. Конечно же, не надо бежать от мира. Самая большая опасность нашего времени – претензии на обладание ситуацией. А нам надо быть, как дети – с незлобивым сердцем. Пусть все будет без тоталитарных претензий. В окружении несвободы нашего мира, пропагандирующего себя, а не Бога, каким должен быть священник? Пусть идет через жизнь, молится и трудится, все это необходимо, но необходимо и внимательно следить за тем, чтобы не стать претенциозным.

– Сейчас в западном мире очень популярна тема женского священства, в то время как Православная Церковь категорически отрицает право женщин быть священнослужителями. Чем обоснована эта непримиримая позиция?

Нигде в Православии нет предания о том, что женщины могли священнодействовать. Женщина, как и мужчина, в отдельности – не полный человек. Но женщина зависит от мужа, она взята от него, и это очень ясно из апостольских Писаний. Христос – полнота человека, а Он исторически был Муж, но девственный от начала. Он воспринял человеческую природу такой, какой создал ее Бог. Адам был девственник. А потом, по Промыслу Своему, сотворил Бог женщину. Как родилась Ева? Не через брак. Брак пришел из-за того, что Бог предвидел грехопадение человека и необходимость продолжать жизнь таким образом. Женщина не может быть священником, потому что служение священника в Церкви – эсхатологическое служение. Христос – Вечный Архиерей, и мы, как иереи, также участвуем в этом вечном. В Царствии Небесном не будет деления по половому признаку, но будет человек. «Там не женятся, не выходят замуж, но будут как ангелы», – говорит Христос. Исторически священник – мужчина; совершая служение, он причащается Царствия, служит Царствию. Именно  поэтому при служении женатому священнику следует снимать кольцо – он венчается с Церковью. Конечно же, не следует из-за священства разрывать брак, одно таинство не должно  разрушать другое.

Никакого женского священства не было, не будет и не может быть, потому что женщина в этом смысле не имеет того, что имеет от Христа и через Христа мужчина. Женщина не имеет эсхатологической функции. Надо  понимать, что священство в Церкви – эсхатологическое служение. В этом смысле монашество принято Церковью, чтобы восстановить первоначальную девственную человеческую природу. Поэтому нет и женского священства.

Что бы Вы посоветовали нашим читателям в качестве основных, первоочередных правил жизни в реальности окружающего нас сегодня мира?

Сейчас многие считают, что самое важное – компьютеры, программирование, наука и техника. Потерялся начальный смысл – Логос, мысль.  Преподобный Максим Исповедник говорит о том, что в Логосе заключен смысл всего. Поэтому необходимо, чтобы наше богословие было словесным, осмысленным. Все носит печать Христа. Так устроил Бог, когда творил человека: Он создавал его по Лику Сына Своего. А Сын Его – Икона Бога невидимого, в этом тайна и нашей Боголикости, нашего Богоподобия, но это еще и Христоподобие, Христословесность. Поэтому я желаю и советую вам и вашим читателям непрестанно искать эту Премудрость и, обретя, утверждаться в Ней, утверждаться во Христе.

Христос – первая и последняя Тайна всего существующего, Он – Альфа и Омега. Было бы хорошо, если бы кто-нибудь из вас популяризировал Максима Исповедника, особенно его главы о любви, ведь он, когда писал их, основывался на Евангелии. По его мысли, самая последняя цель – знание Бога. Я желаю всем развивать любовь к Христу, ведь это путь познания судеб Божиих, превосходящих всякие знания, о чем и говорит апостол Павел.  Необходимо чувствовать безграничность человека. Человек в этом мире, но не от этого мира. Он создан с ощущением ностальгиии по будущему, с ностальгией по вечности, с сознанием того, как много Бог заложил в человека. Приготовил то, что человеку не приходило на ум, но он это предчувствовал. Сегодня любовь стала просто удовольствием, и удовольствием именно телесным. То есть любовь сводится к эросу, а эрос содержит в себе большую посессивность[2]; христиане же в центр ставят новое слово – αγάπη (жертвенная любовь) – это то, что находится по другую сторону эроса. У некоторых Отцов можно встретить обозначение любви термином «эрос», но у них это слово отчищено от античного значения.

Я желаю всем молодым людям непрестанно расширять свой кругозор и развивать свою деятельность в том направлении, в котором развивали ее такие великие люди, как Соломон, Симеон Новый Богослов, Достоевский, потому что жив человек всяким словом, исходящим из уст Божиих.

Епископ Афанасий (Евтич),
беседовал иеромонах Афанасий (Букин)

[1] Эпиклеза (лат. Epiclesis, греч. ἐπίκλησις – призывание)  часть анафоры  христианской  Литургии, присутствующая в большинстве исторических Литургий. В данном случае подчеркивается то, что жизнь христианина – непрестанное обращение к Богу, молитва о ниспослании Божественной благодати, укрепляющей и наставляющей человека на жизненном пути, ведущем к вечности.

[2] Посессивность (от лат. posessio – владение, обладание) – выраженное языковыми средствами отношение между двумя объектами, связанное с идеей обладания одного из них другим.

Журнал «НЕвский БОгослов» №14



© НЕБО 2014-2016. Все права защищены. При копировании материалов ссылка на сайт https://nebo-journal.com/ обязательна.